Thank you! Your submission has been received!
Oops! Something went wrong while submitting the form

Как меняются обложки глянца

Наблюдать за революцией журнального глянца интереснее с каждым годом. Манящие улыбки, массивные заголовки, яркие гайдлайны — давно уже пережиток прошлого. 2018 год — это новый этап расцвета минимализма. Передаем слово нашему колумнисту Андрею Садову.


Больнее всего экономический кризис ударил по рынку масс-медиа, рекламы и глянца. Как говорит Алена Долецкая, «индустрия начала менять ярких и дорогих на тусклых, управляемых и подешевле». Золотая эпоха глянца отгремела: издатели и редакторы больше не тратят сотни тысяч долларов на обложку с Кейт Мосс или Наоми Кэмпбелл, отснятую гением fashion фотографии Патриком Демаршелье.

При всей иллюзорной свободе и разнузданности модных изданий, глянец консервативен. Судите сами: фирменные цвета обложки Cosmopolitain — насыщенно-красный, розовый, бордовый и т.д. Главная повестка из года в год — секс и отношения. Физиологии всегда отводят левый верхний угол, главное место на обложке: крупные буквы секс-заголовка оригинального шрифта первыми бросаются в глаза.

Героини обложки — чаще всего звезды с голливудской улыбкой в яркой, откровенной одежде. Cosmo верен себе: издание популярно, а значит, консервативно и не готово меняться даже в стилевом оформлении. На главной странице все те же актрисы во все тот же полный рост, все с тем же показным оптимизмом и в 2018-м. Правда, Cosmo начал делать ставку на внутренние трансформации: тему секса все чаще заменяют на злободневные вопросы феминизма и diversity.

Похожей политики придерживается и Glamour. С 2004 года его обложки почти не менялись: все те же сочные цвета, стандартные позы моделей вполоборота, лица с широко распахнутым взглядом и очень много цифр, букв, заголовков и выносов. Персонажи — мировые и местные звезды телеэкрана. Маша Федорова со своим эклектичным стилем пыталась изменить концепцию издания в более изысканную и элегантную. Однако дело далеко не ушло: на обложке разве что появилась надпись Pad, начали мелькать модели в полулежачих позах, а наряды главных героинь стали более демократичными.

Интересна история становления обложек одного из самых артхаусных изданий мира и России — Numero. «Вне рамок, вне жанров, вне трендов», — вот он, лозунг журнала. Каждый его номер только подтверждает громкий слоган. Андре Леон Телли в 2013 году поставил на обложку русского глянца Наоми Кэмпбелл — поступок, на который до этого был способен только Vogue Russia.

Алена Исаева и Мария Невская, в разные годы руководившие изданием, продолжили работу Леона Телли. Обложки становились все мрачнее, позы моделей все страннее и пластичнее, а их взгляд — все более безжизненным. Многие боялись за судьбу издания, когда на пост главного редактора пришел бывший fashion директор SNC Игорь Андреев. Однако именно он осуществил самую масштабную съемку, а затем и журнал с тысячью разных обложек.

Изменения случаются и в радикальном Vanity Fair, и в коммерчески успешном ELLE. Так, в первом классические каноны фотографии уходят на второй план и теснятся своими минималистичными собратьями.  Во втором пошли ещё дальше — и вот уже австралийский Elle представляет обложку, снятую на камеру iPhone 7 Plus. И вот кто теперь скажет, что модный мир не идёт в ногу со временем? 

Harper’s Bazaar, Glamour, GQ и многие другие приняли правила новой игры: вместо привычных нам моделей «высшего эшелона», которые притягивали взгляд своей аристократичностью и изысканностью, теперь с обложек на нас смотрят другие звезды — века сегодняшнего, которые спорят между собой не за количество рекламных кампаний модных домов, а за количество подписчиков в Instagram или на Telegram-канале.

Правила обложки для библии мира моды, Vogue, всегда были строгими. По негласной редакционной политике модель на обложке всегда должна смотреть в глаза читателю. Заголовки вроде «20 тенденций весенне-зимнего сезона» или «5 уникальных процедур по восстановлению молодости кожи» с большей вероятностью повысят продажи, а зеленым цветом лучше не злоупотреблять.

Первая обложка Vogue USA 1988, вышедшая под руководством бессменной Анны Винтур, произвела фурор. Винтур первой выпустила портрет модели в полный рост (а не просто лицо) — девушка была в потертых джинсах и усыпанном драгоценностями жакете. Это было радикально. Такая выходка стала шоковой терапией и проверкой на прочность непоколебимого бастиона Vogue. Уже потом издание начало сыпать референсами в сторону lifestyle. Серена Уильмс и ее новорождённая дочка, Канье Уэст и Ким Кардашьян на обложке — прямое подтверждение. 

Сегодня Vogue придерживается минимализма: пастельные тона, спокойные шрифты, лаконичные заголовки. Обложки Vogue UA конкурируют в своем аскетизме с нишевыми изданиями — Dust, Pibe или i-D. Чистые цвета, никаких выносов, гайдлайнов и прочих кричащих заголовков. Только модель, смотрящая сквозь камеру в пустоту. Это ли не революция мира глянца? 

Идентичность стирается, устои ломаются, мир меняется. Все ищут новые формы и коды для выражения своего видения мира. Вот только если убрать заголовки, гайдлайны и характерные для определенного издательства цвета, сможем ли мы, обычные читатели, отличить одних от других?


Текст — Андрей Садов

35+